Морозы до -30. После теплого декабря синоптики прогнозируют холодное начало года В Україні зросли аліменти Голова Держкосмосу спрогнозував, коли може запрацювати українсько-канадський космодром Осень возвращается: в четверг в Украину нагрянет потепление до +11° Новий польський закон про іноземців змінить характер трудової міграції – експерти Темпи зростання будівництва житла в Україні збільшилися до 30% SpaceX тестує супутниковий Інтернет Starlink у літаках В Украину вернется потепление до +14, но ненадолго: синоптики обновили прогноз Росія розпочала військові навчання поблизу кордону з Україною Зеленський присвоїв звання Героя добровольцю «Правого сектора»
Головна порталу Дт-Кт
Головна ДКНовиниПублікації ДКПередплатаДовідникиБланки, формиКонсультаціїДокументи


Розширений пошук по форуму :: по порталу

Юрист: вокруг «упрощенки» подняли ажиотаж. Читайте НК!

Відправлено користувачем МарГГо 
Список форумів Список тем Нова темаПопередня тема Наступна тема
Юрист: вокруг «упрощенки» подняли ажиотаж. Читайте НК!





Налоговый кодекс (НК) принимали долго и со скандалами: всенародное обсуждение, критика профсоюзов, доработки, Налоговый майдан, тысячи поправок, постатейное голосование, вето Президента. Приняли с условием – менять. На все про все глава государства давал несколько месяцев, но удалось узаконить НК с изменениями только в июле. Тем не менее, принятие изменений по упрощенной системе – еще впереди. И это –еще только начало. О качественных изменениях, достижениях и перспективах проведения налоговой реформы в Украине с UBR делился почетный президент юридической компании Jurimex Данил Гетманцев.


UBR:Изменился ли качественно Налоговый кодекс после усовершенствования законом Украины от 7 июля 2011 г., который вступил в силу 6 августа нынешнего года?

Д.Г.: По объему поправки достаточно большие. Но, к сожалению, это только косметические правки и редакционные, потому что текст, который принимали в прошлом году – принимали в авральном порядке и мало кто его читал, вычитывал. Разделы писали разные люди и такое впечатление, что они друг с другом не общались, поскольку разделы противоречат друг другу, термины также не согласовывались. Еще до момента его введения было понятно, что документ "сырой", и принимать его в таком виде нельзя. Логичнее было бы в декабре принять хотя бы половину тех очевидных описок, допущенных в процессе принятия кодекса в целом.

UBR: В нем было достаточно много противоречивых норм. Были ли такие, скажем так, недоработки, в конце концов, устранены или изменены?

Д.Г.: Редакционные правки имели достаточно серьезные последствия для практики правоприменителя. Например, срок обжалования налоговых решений… в одном пункте статьи 56 было написано, что это месячный срок, в следующем – трехлетний срок. Высший административный суд специально давал разъяснения по этому поводу, говоря, что необходимо трактовать норму в пользу налогоплательщика. То есть в двух пунктах одной статьи было противоположное содержание – это недопустимо.

Кроме того, порядок восстановления документов – в одной статье один порядок, во второй – другой. Согласно которой действовать – непонятно. Таких примеров – нескончаемое количество. Многих не заметили даже наши специалисты. То, что сейчас сделали с НК, - его "причесали". Хотя причесано не все.

UBR: Но все же, какие конкретно нормы изменены в лучшую сторону?

Д.Г.: То, что принципиально и хорошо, - это НДС и добровольная регистрация. До Нового года существовала добровольная регистрация плательщика НДС, после Нового года это исключено (для добровольной регистрации необходимо проработать не менее 12 месяцев и иметь не менее 50% своего оборота с плательщиками НДС). Они внесли изменения: если уставной капитал сформирован в размере 300 тыс грн, то это является основанием для добровольной регистрации без каких либо дополнительных операций. Это хорошо и правильно, здесь есть логика.

Хорошо, что наконец-то 207 ст. НК изложили во вменяемой редакции, которая более-менее понятна для туристического рынка. В связи с тем, что туристические операторы не продают продукт, который им не принадлежит, на территории иностранного государства, у них особый порядок налогообложения. Неизвестный автор ранее сделал все, чтобы эту норму не могли понять и разъяснить. Было понятно, что изменения нужно вносить.

Также в НК появилось такое понятие как обобщенная налоговая консультация. У нас было разъяснение до Нового года, когда налоговая могла принимать обобщенное решение по определенному вопросу. НК почему-то ввел только индивидуальные консультации. Этот запрос применим только в конкретном случае. Это был минус. Его исправили.

UBR: А относительно штрафов…

Д.Г.: Большой позитив – принятие изменений в части штрафов. В действующем НК штрафы не успели применить ни разу, но они делали градацию: 25%, 50%, 75%. Если первый раз нарушение – штраф 25%, второй – 50%, третий – 75% от суммы недоимки в бюджет. Они убрали 75%, оставили только 25% и 50%. Кроме того, фактически было две санкции за одно и то же правонарушение: первая – 25% за то, что я, к примеру, уменьшаю сумму декларации, вторая – 25% от суммы недоимки. Получается, что плательщику нужно было нести двойную ответственность ответственность за одно правонарушение. Это абсолютно неправильно. Пункт 121.1.1 изъяли.

Что касается штрафов за неподачу декларации – они всегда были, для плательщиков 170 грн – не новость. Налоговую декларацию нужно подавать вовремя, это, кстати, конституционное требование.

По-другому прописали и представительство нерезидентов… По новому НК должны были регистрироваться все, кто имеет хотя бы какой-то договор поручения, комииссии и т.д. с нерезидентом, в силу которого он перепродает его услугу, товар. Дополнили таким образом, что представителем нерезидента можно считать того, кто действует исключительно от имени этого нерезидента, то есть, к примеру, у меня договор только с одним нерезидентом. С ценными бумагами отрегулировали норму. Это также хорошо.

UBR: Какие поправки внесены в закон о едином социальном взносе (ЕСВ)?

Д.Г.: По ЕСВ изменений практически не было. Полусущественное одно было – ЕСВ могут не платить инвалиды, работающие на едином налоге.

UBR: Отдельное нововведение – отчетность в электронном виде, которое вызвало достаточно бурное сопротивление среди предпринимателей. Это принципиальное несогласие бизнеса или оправданное возмущение?

Д.Г.: Два момента важные. Почему это хорошо? Потому что это работает во всем мире, хотим мы этого или не хотим, но все равно к этому придем. Это правильно, просто, удобно, недорого. Но предприниматели поднимают бучу, мол, это делается принудительно налоговой администрацией. Можно было бы понять налоговую, но есть такой момент – принятие налоговой службой декларации. Бывает, что налоговая отказывается принимать декларацию независимо от причин. Сдавая декларацию вручную, можно было понять, почему ее не приняли, предпринять какие-то меры. В мире это называется "полицейская шикана", то есть злоупотребление государством, чиновниками своими правами.. Это как раз то, что вызывает опасение. Декларацию посылают, вроде бы пришло подтверждение, а потом можно что-то "намутить" с этой электронной системой. То есть сложно гарантировать, что там будет все нормально. Можно понять мотивы предпринимателей, которые не хотят переходить на эту систему.

UBR: Что же делать бизнес-среде в подобных ситуациях?

Д.Г.: Вместо того, чтобы отдохнуть на выходных, нужно прочитать НК, не только прочитать, но и осознать. По опыту общения в юридических кругах могу сказать, большинство людей, которые критикуют НК, его вообще не читали. Потому что есть шаблон: "вот это плохо". Что-то читали, но от начала до конца – нет. Это юридически сложный текст. Здесь есть плохие стороны, есть и хорошие. Не могу сказать, чего больше, но после принятия последних изменений плохих сторон стало меньше.

UBR: 1 августа Президент вернул на доработку в Верховную Раду принятый закон с изменениями. Причина – закон содержал антиконституционную норму. Много ли таких сюрпризов содержал/содержит Налоговый кодекс?

Д.Г.: Неконституционных норм, думаю, нет. Это вопрос условный... К тому же Конституция содержит не так много статей, связанных с налоговым регулированием. Когда Президент своим вето возвращает закон на доработку, то он не согласен с какими-то нормами. Ветировать закон Президент может, если он не соответствует КУ. Свое вето он должен так мотивировать. И задача юристов Администрации Президента обосновать несоответствие Конституции.

UBR: Президент Украины Виктор Янукович считает, что налоговая реформа, стартовавшая со вступлением в силу нового Налогового кодекса, должна получить продолжение. Какое продолжение? Он имеет в виду изменения по упрощенной системе или что-то другое?

Д.Г.: Ажиотаж вокруг упрощенки связан с тем, что кто-то хочет злоупотребить этой темой. Во-вторых, с тем, что многие не читали НК.

Законопроект, разработанный Кабинетом министров и внесенный в Верховную Раду, - действительно лояльный. Он даже более лояльный, чем требует время. Он не решает, но консервирует проблему. Он и критики особой не вызывает.

UBR: Проверки субъектов малого бизнеса налоговыми органами по-прежнему запрещены. В то же время большинство предпринимателей в разных регионах жалуются, что норма не выполняется. Каким образом собираются урегулировать этот вопрос?

Д.Г.: Это касается фактических проверок. Если такая проверка проводится, плательщик может не допускать ее и подавать жалобу. Фактическая проверка – контрольная закупка, проверка на точке продаж. Плановые проверки не сокращаются.

UBR: И все же, есть ли угроза, что Правительство ликвидирует упрощенную систему?

Д.Г.: Пока что Правительство, наоборот, ее усовершенствует.

UBR:Но это не в интересах исполнительной власти?

Д.Г.: Упрощенная система? Нет. Если предприниматель откроет точку, и будет платить 200 грн в месяц, при этом создавая рабочие места, – это выгодно. Но если ЧП откроет десять таких точек и будет платить те же 200 грн – это невыгодно не только Правительству, но и всему обществу. Таким образом, он злоупотребляет и спекулирует. С 1997 года, когда была введена упрощенка, бизнес окреп, чтобы платить все налоги и выйти из тени, однако по понятным причинам не хочет этого делать.

UBR: ГНС констатировала факт, что предприниматели уходят с единого налога. Это последствия действия Налогового кодекса?

Д.Г.: Единый налог – один из распространенных способов укрытия своих доходов. Два момента: уплата единого налога, независимо от суммы операций, самый главный момент – отсутствие кассового аппарата. Обратите внимание, введение кассового аппарата намного больше раздражало предпринимателей, чем повышение барьера. Когда выходили на Майдан, предпринимателям предлагали поднять хоть и до 1 млн оборот, но ввести кассовые аппараты. Это не устроило. Почему? Потому что обороты намного больше чем 1 млн, но когда кассового аппарат нет, их отследить никак невозможно. Вот эти 200 грн, по сути, прикрывают намного больший оборот предпринимателя. А если говорить о минимизации налогообложения, то есть деятельности прямо направленной на налогоуклонение средним и крупным бизнесом, то целые организации существовали на том, что переводили своих работников на частных предпринимателей и платили 200 грн вместо 15 грн подоходного налога и отчисления в пенсионный и социальные фонды. Это общеизвестно.

Я думаю, что те, кто работал по этим схемам до Нового года, они уже ушли. Статистика говорит, что количество предпринимателей существенно сократилось. Это ушли те, кто не может работать с юрлицами, потому что для всех остальных оставили старую систему.

UBR: Сможет ли ГНС к концу года выйти на 70% или 80% автоматического возврата НДС?

Д.Г.: Я думаю, что до конца года выйти на такие показатели нереально. Но в принципе – положительная динамика есть. Теми темпами, которыми сейчас идет возмещение, вряд ли успеют выйти на 70-80% к концу этого года. Состояние бюджета вызывает сомнения, во-вторых, система еще не отработана.

UBR: Почему всплывает столько трудностей и недоработок в проведении налоговой реформы?

Д.Г.: Налоговая реформа – не просто новый текст закона. Это баланс в отношениях, когда плательщик чувствует себя защищенным, когда защита права налогового субъекта не просто выписана в законе, но она работает.

Налоговая реформа – это новый взгляд на позицию налогоплательщика и государства. У нас исторически еще со времен советского союза сложился колоссальный дисбаланс в правовом статусе налогоплательщика и государства. Это значит, что в финансовом праве как в отрасли был реализован самый жесткий государственный императив. Предполагалось, что государство как субъект, который имеет права, должен навязывать свою волю плательщику, а плательщик – субъект, который имеет исключительно обязанности (и, как исключение, права, которые необходимы для реализации этих обязанностей). То есть государство имеет только права, плательщик – только обязанности. И так работала финансовая система Советского союза. Целые плеяды ученых были воспитаны на таких традициях. Когда мы начали строить рыночную экономику, появились те вопросы, на которые в старой доктрине нет ответов. Если мы оставим в той же плоскости отношения, плательщик не будет работать в легальном поле. Кому от этого будет лучше? На самом деле – никому. Поэтому в налоговом законодательстве начали появляться нормы, которые стали закреплять за плательщиком права. В 2000-2001 гг. был принят закон, который предшествовал НК и регулировал налоговые отношения. Он закрепил за плательщиком определенные права, в том числе процедуру обжалование решений налоговой, право на рассрочку погашения налогового долга, возврат переплаченных сумм и т.д., закреплен был также целый ряд обязанностей налоговой службы по отношению к плательщику. Юристы и налоговики восприняли такие нормы, но их правосознание повлияло на применение этих норм. Тем не менее, экономическое развитие диктует то, как надо регулировать эти отношения. Статус плательщика нужно в дальнейшем уравнивать со статусом государства. Государство конечно должно управлять, но плательщик должен иметь достаточно механизмов и инструментов, чтобы отстаивать свою позицию, защищать права. В этом, по моему мнению, и должно быть содержание налоговой реформы.

UBR: Новый Налоговый кодекс решил эту проблему?

Д.Г.: В этом смысле НК – это как раз откат назад. Потому что репрессивный характер финансового права нашел свою поддержку в НК, например, увеличением прав налоговых органов. Показателен вопрос сдачи декларации: если ее не принимали, раньше можно писать жалобу на действия налоговика и подать вместе с декларацией. Прямо в тексте закона было написано, что таким образом декларация считается поданной. Эта норма ушла – она была неудобна для налоговых органов. Сейчас выписаны основания непринятия декларации и выписаны требования к ней. Они ужесточены. В этой части НК регулирует отношения не в пользу плательщика.

UBR: Что необходимо со стороны государства и предпринимателей для реформирования налоговой системы страны?

Д.Г.: В первую очередь, время. Ни одной революцией проблемы такого порядка не решаются. Надо, чтобы старое поколение отошло – старые налоговики, которые привыкли злоупотреблять своими полномочиями, бухгалтера и юристы, которые привыкли компенсировать незнание закона коррупционными связями. Налоговый кодекс нужно дорабатывать. Огромное количество документов нужно принимать. Но самое главное – образовательная часть. Бизнесмен должен прочитать НК, он должен понимать, где его права и обязанности.

UBR: Как бы Вы прокомментировали фразу: Не знание Налогового кодекса не освобождает от ответственности?

Д.Г.: Я полностью согласен, на 100%.
Список форумів Список тем Нова темаПопередня тема Наступна тема
Вибачте, тільки зареєстровані користувачі можуть писати в цьому форумі.

Авторизуватись



Повідомлення, розміщені на форумах ДК-порталу, відображають лише особисту позицію авторів повідомлень.
Адміністрація форумів не несе відповідальності за їх зміст.

© 2017 "Дебет-Кредит", український бухгалтерський портал, web_dk [ @ ] gc.com.ua





0.000278